Исраил 95REG (israil_95reg) wrote in glob_politics,
Исраил 95REG
israil_95reg
glob_politics

Categories:

Геополитика вакцин в Африке

Если 2020 г был годом пандемии коронавируса, то 2021 г станет годом вакцины. Тем не менее, оправданный оптимизм по поводу появления вакцин против коронавируса опровергает наличие серьезных препятствий на пути к вакцинам и доступу к ним во многих частях мира. Знакомые модели глобального неравенства вновь проявляются по мере того, как глобальная кампания вакцинации набирает силу. Более того, усиление геополитической конкуренции, особенно между КНР и США, препятствует многостороннему сотрудничеству по важнейшим вопросам, включая общественное здравоохранение.



Африканским странам необходим доступ к широкомасштабной вакцинации - считают на Западе, чтобы перейти к постпандемической норме. Как и в других регионах, пандемия серьезно подорвала экономическую активность в Африке (см. Диаграмму 1 ниже). Для экспортеров нефти, таких как Ангола, Габон, Нигерия и Южная Африка, экономические последствия пандемии усугубили кризис, который начался с обвала цен на сырьевые товары в 2015 г. Не только крупнейшие экономики Африки, Нигерия и Южная Африка, вернулись в рецессию в 2020 г, надежды на восстановление в 2022 году исчезнут. Падение спроса в странах с развитой экономикой привело к сокращению экспорта. Ограничения на поездки нарушили индустрию туризма и гостеприимства в малых островных государствах Кабо-Верде, Маврикий, Сан-Томе и Принсипи и Сейшельских Островах. А строгие ограничения с самого начала пандемии затронули малый бизнес. Денежные переводы мигрантов в африканские страны, которые сейчас превышают потоки помощи и прямых иностранных инвестиций, упали на 9% - значительное падение, хотя и не такое резкое, как предполагалось ранее.



В обозримом будущем экономика большинства африканских стран по-прежнему будет испытывать трудности, связанные с пандемией. МВФ прогнозирует совокупный рост на 3,2% в 2021 г для стран Африки к югу от Сахары, более высокой производительности, чем на Ближнем Востоке, но хуже прогноза, чем у других развивающихся рынков.

Реальный ВВП не вернется к докризисным уровням как минимум до 2022 г и не позднее 2024 г для экспортеров нефти. Могут также быть разрушительные долгосрочные реверберации. По данным Всемирного банка, от 26 до 40 млн африканцев могут оказаться в крайней нищете в условиях пандемии. Почти половина африканских студентов не имеют доступа к дистанционному обучению, даже несмотря на то, что регион по-прежнему отстает по показателям зачисления и завершения обучения в мире.

Есть и другие проблемы. Как и в других частях мира, обслуживание долга ограничивает способность даже самых благонамеренных правительств африканских стран оказывать социальную помощь, стимулировать экономику и закупать предметы медицинского назначения. И хотя большое внимание было сосредоточено на двусторонней задолженности Анголы и Замбии перед КНР, несколько африканских стран, включая Эфиопию, Гану, Кению и Нигерию, также имеют большие долги как перед частными кредиторами, так и перед многосторонними кредиторами, такими как Африканский банк развития и Всемирный банк. На этом фоне кумулятивное воздействие пандемии может быть достаточно разрушительным, чтобы привести к еще одному "потерянному десятилетию развития" для Африки, по словам министра финансов Ганы. Чтобы африканские страны могли безопасно ослабить ограничения, достичь коллективного иммунитета и вернуться к устойчивой траектории экономического восстановления, им потребуется иммунизировать критическую массу людей.

Когда африканские страны получат доступ к достаточному количеству вакцин, чтобы начать долгий путь к восстановлению экономики? По данным Economist Intelligence Unit, в Африке, как и в большинстве развивающихся стран, не раньше 2023 г не будет доступа к вакцинам для медицинских работников, пожилых людей и других уязвимых групп. Этот график может быть продлен до середины десятилетия для обеспечения всеобщего охвата. Таким образом, континент, не являющийся источником COVID-19 и на котором эффективно задействованы ограниченные ресурсы для удержания инфекций и смертности на уровне ниже среднемирового, может сильно пострадать от социально-экономических последствий пандемии из-за проблем, связанных с доступом к вакцинам (см. Рисунок 2).



Африка отстает в доступе к вакцинам из-за нехватки мировых запасов. Континенту необходимо 1,5 млрд доз для вакцинации 60% населения, что является текущим целевым порогом Африканского Союза. На данный момент Африканский союз получил 270 млн доз вакцины из различных источников. Не более двадцати стран или менее половины континента разместили или планируют разместить заказы на шесть вакцин. Фонд глобального доступа к вакцинам против COVID-19 (COVAX), цель которого - "помочь бедным странам" в вакцинации до 20% их населения. COVAX еще не доставил ни одной дозы в какую-либо страну, и его сильная зависимость от вакцины Oxford-AstraZeneca может ограничить его. По данным Африканских центров по контролю и профилактике заболеваний, за исключением любых вакцин, поставляемых COVAX, большинство африканских стран обеспечили иммунизацию в достаточном количестве только для 5-10% своего населения. В целом Африке не хватает примерно 1,3 млрд доз для достижения цели иммунизации 60% населения.

Стоимость приобретения и доставки этих вакцин - еще одна серьезная проблема. Согласно стратегии Африканского союза в отношении вакцины, необходимые 1,5 млрд доз обойдутся примерно в 9 млрд$ на закупку и доставку. В то время как Африканский экспортно-импортный банк гарантировал ссуду в размере 2 млрд$, 270 млн уколов, полученных Африканским союзом, будут стоить 3–10$ за дозу, что наложит дополнительное финансовое бремя на страны с растущим размером государственного долга. Хотя Всемирный банк предоставляет 12 млрд$, чтобы "помочь" бедным странам приобретать и распространять вакцины, тесты и лекарства, это кредитование, хотя и по льготным ставкам, может увеличить их долговое бремя. Таким образом, неудивительно, что всего около двадцати африканских стран имеют планы по финансированию и распространению вакцин.

Даже когда поставки вакцины обеспечены, другие проблемы, связанные с инфраструктурой и логистикой, повлияют на доставку вакцины COVID-19 в Африку. Только двадцать две страны имеют работающую систему холодовой цепи - хранения - для хранения вакцин при надлежащих температурах, не говоря уже о чрезвычайно высоких требованиях к хранению вакцин Pfizer и Moderna. Другие проблемы включают ограниченный потенциал медицинских работников и широко распространенную дезинформацию о вакцинации против COVID-19.

Проблемы Африки, связанные с доступом к вакцинам против COVID-19, усугубляются неустойчивым многосторонним порядком, отмеченным усилением соперничества между великими державами. Африканские страны, как и большая часть развивающихся стран, находятся между китайской дипломатией мягкой силы и прививочным национализмом Запада.

В стремлении к дипломатии вакцин КНР заклеймил себя как мягкую державу, помогающую другим развивающимся странам преодолеть пандемию. Так, в мае 2020 г президент КНР Си Цзиньпин пообещал сделать вакцины против COVID-19 в стране глобальным общественным благом.

КНР уже создал логистические сети для подготовки к доставке вакцин в Африку и другие части мира через воздушный мост для хранения вакцин холодовой цепи Cainiao – Ethiopian Airlines между Шэньчжэнем и Аддис-Абебой.

Другие ПроЗападные сателлиты также наращивают свою дипломатию вакцин. РФ предложила Африканскому союзу 300 млн доз своей вакцины Sputnik V вместе с пакетом финансирования для стран, желающих получить прививки. Горстка стран, включая Алжир, АРЕ и Гвинею, уже обеспечила некоторые поставки Sputnik V. Индия также использует свою обширную фармацевтическую промышленность для расширения своей мягкой силы. Афганистан, Бангладеш, Мьянма, Мальдивы, Непал, Шри-Ланка и Сейшельские острова получили бесплатные дозы вакцины Oxford-AstraZeneca, произведенной Институтом сыворотки Индии, крупнейшим в мире заводом по производству вакцин.

"Выдающиеся" мировые лидеры в области общественного здравоохранения обратили внимание на тенденцию накопления ограниченных медицинских материалов в ущерб подавляющему большинству стран мира. Генеральный директор Всемирной организации здравоохранения, например, охарактеризовал как "морально неоправданный" тот факт, что богатые страны, в которых проживает всего 16% населения мира, скупили 60% мировых поставок вакцин. В частности, Канада закупила вакцины в девять раз больше, чем ей необходимо, чтобы охватить все свое население. Точно так же ЕС закупил вакцины в три раза больше, чем потребности своего населения, равно как и Великобритания и США.

Конечно, на одном уровне понятно, что страны, вложившие млрд$ налогоплательщиков в исследования и разработки этих вакцин, должны быть первыми в очереди. Однако непростительно то, что вакцинальный национализм в богатых странах создает непреодолимые препятствия для доступа развивающихся стран. В частности, способность африканских стран испытывать и дешево производить вакцины против COVID-19 ограничивается жесткими правилами интеллектуальной собственности. Например, предложение Индии и Южной Африки в октябре 2020 г во Всемирную торговую организацию (ВТО) об отказе от защиты интеллектуальной собственности для увеличения производства вакцин в бедных странах было заблокировано членами с высоким уровнем доходов - Канада, ЕС, Норвегия, США и Великобритания. В предложении об отказе, поддержанном несколькими развивающимися странами, утверждается, что рыночные подходы не работают так, как предполагалось, чтобы быстро сделать диагностические, терапевтические и вакцины от COVID-19 доступными в достаточных количествах и по доступной цене для удовлетворения мирового спроса. Даже фонда COVAX, финансируемого за счет пожертвований богатых стран, недостаточно для обеспечения своевременного всеобщего доступа.

Состоятельные страны отклонили это предложение на том основании, что система интеллектуальной собственности стимулирует инновации и что равный доступ может быть достигнут с помощью COVAX и передачи технологий на индивидуальной основе. В то время, когда газеты, журналы другие публикации предоставляют открытый доступ к знаниям о COVID-19, удивительно, что вакцинный национализм воздвигает препятствия для обмена знаниями. Следовательно, когда некоторые африканские страны с низким и средним уровнем доходов получают вакцины, они платят больше, чем их коллеги в богатых странах. Южная Африка приобрела уколы Oxford-AstraZeneca в Институте сывороток Индии по цене 5,25$ за дозу, что более чем вдвое больше, чем 2,16$, уплаченных странами ЕС.
Subscribe

promo glob_politics july 13, 2020 14:02 1
Buy for 10 tokens
Сообщество glob_politics предназначено для обсуждения политической ситуации в России и в мире, событий политической истории и публикации объявлений политического характера. Премодерация постов не производится. Виртуалы и жж - роботы не могут быть членами сообщества. В сообществе…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments